Поправки в закон о статусе военнослужащих

Дизлайк для дембелей: военнослужащим запаса запретят соцсети

Поправки в закон о статусе военнослужащих

Минобороны планирует ограничить использование социальных сетей не только действующим военнослужащим, но и ушедшим в запас. Срок «периода молчания» — до пяти лет.

Новые правила в отношении уволенных с военной службы распространят на определенную их категорию: речь идет о тех, кто проходил службу в частях с секретным режимом или имел доступ к документам, содержащим гостайну.

Изменения будут включены в проект поправок к федеральному закону «О статусе военнослужащих», уже находящийся в Госдуме. По мнению экспертов, документ необходим для обеспечения режима секретности в современных условиях.

Между тем, как считают эксперты, нововведение не решит всех проблем — отследить нарушителей закона будет чрезвычайно трудно, так как они могут завести анонимный аккаунт. А зарубежные соцсети пока не делятся с российскими ведомствами данными пользователей.

Требования по ограничению использования военнослужащими социальных сетей, а также размещения информации в СМИ и интернете были включены в законопроект об изменении ФЗ «О статусе военнослужащих», который правительство внесло в Госдуму в сентябре прошлого года.

8 ноября он был принят в первом чтении. Теперь же, как рассказали «Известиям» несколько собеседников, знакомых с ситуацией, запрет хотят распространить и на запасников. Изменения уже подготовлены Минобороны и внесены в Госдуму ко второму чтению законопроекта.

 

— Запрет на пользование соцсетями после увольнения коснется военнослужащих, которые были допущены к гостайне либо если эта мера ограничения предписана в других подзаконных документах, — рассказал «Известиям» председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов. — А так, по закону, мы четко определили, что это связано с целым рядом вопросов, например с местом пребывания военнослужащего. Особенно если он служил за пределами нашего государства.

Примечательно, что в первоначальном варианте федерального закона, внесенном в сентябре, указывалось, что его действие не будет распространяться на уволенных в запас. Но, по словам собеседников «Известий» Минобороны проанализировало ситуацию с информационной безопасностью и приняло решение ужесточить требования. 

Если новые поправки будут приняты, то в контракте с Минобороны сразу же будут прописываться ограничения на использование соцсетей. Они распространятся не только на офицеров, но и на солдат, сержантов, мичманов и матросов. Нарушителей в зависимости от тяжести проступка ждет административное или уголовное наказание. 

Спецслужбы читают соцсети

Распространяется запрет на соцсети и на военнослужащих, не работавших с секретными документами, но служивших в режимной части, так как информация о роде деятельности и внутреннем распорядке является ценной для спецслужб иностранных государств. На ее основе можно установить, чем именно занимается то или иное воинское подразделение.

В законе отмечается, что необходимо соблюсти баланс между ограничениями, связанными с необходимостью обеспечения национальной безопасности, и потребностью военнослужащих в свободном обмене информацией.

Существующий закон «О государственной тайне» позволяет временно ограничить в правах должностных лиц или граждан, допущенных или допускавшихся ранее к государственной тайне.

В частности, при заключении договора или контракта с ним могут оговорить, например, запрет на выезд в иностранные государства.

Теперь похожая правовая норма распространится на военнослужащих запаса, имеющих аккаунт в соцсетях.

Существует большой риск утечки военных секретов через интернет, считает председатель совета Фонда развития цифровой экономики Герман Клименко.

— В армии никогда не либеральничали, когда речь заходила о разглашении секретной информации, поэтому Минобороны стремится установить определенные жесткие правила, — пояснил эксперт. — Ограничения вводятся по аналогии с законом о защите гостайны, когда носители секретов дают подписку о неразглашении.

Военнослужащих, имеющих доступ к секретной информации, всегда ограничивали в общении, отметил военный эксперт Владислав Шурыгин.

— Их всегда старались изолировать от среды, где могут находиться лица, заинтересованные в секретной информации, — рассказал «Известиям» Владислав Шурыгин. — Раньше речь шла о поездках за границу. Теперь для того, чтобы связаться с человеком в любой точке мира, достаточно включить компьютер. Поэтому запрет на соцсети для запасников вполне логичен.

Трудности применения

Нужно бороться не со средствами коммуникации, а грамотно выстраивать всю систему безопасности, отметил бывший начальник аналитического управления КГБ СССР и бывший замсекретаря Совбеза России Владимир Рубанов.

— Болтают люди, а не соцсети, — отметил он. — Доступ к секретам часто получают люди, которые не понимают, что они говорят или размещают в интернете.

Закон будет весьма сложно применять. Некоторые военнослужащие привыкли к публичности в интернете, и им будет сложно от нее отказаться. Тем более что в Сети существует много способов оставаться анонимным, отмечает Герман Клименко.

— Доказать юридически, что человек нарушает требования Минобороны, например в сети , практически невозможно, — считает Герман Клименко. — Военнослужащий может завести анонимный аккаунт или назваться другим именем, а зарубежные соцсети никогда не выдают нам личных данных такого человека.

Не только в России

Ограничить интернет-активность военнослужащих пытаются во многих армиях мира. Первый крупный скандал с соцсетями у военных случился в США в 2007 году. Тогда боевики в Ираке уничтожили минометным обстрелом четыре вертолета AН-64 Apache за один день.

Ответственность возложили на военнослужащих, которые за день до атаки боевиков выложили селфи на фоне машин в с геотегами.

После этого для находящихся в зоне боевых действий командование армии США выпустило памятку с шестью основными правилами поведения в соцсетях.

Военнослужащим запрещено публиковать информацию о погибших, попавших в плен, подробности операций. Рекомендуется быть внимательными общаясь с другими пользователями. Добавлять в друзья незнакомых людей крайне не рекомендуется.

Солдату необходимо помнить, что, опубликовав информацию, он больше не сможет контролировать ее распространение. Военнослужащие также должны отключать геолокацию в настройках смартфона и не публиковать фотографии, привязанные к конкретной местности.

Источник: https://iz.ru/834718/aleksei-ramm-aleksei-kozachenko-roman-kretcul-bogdan-stepovoi-angelina-galanina/dizlaik-dlia-dembelei-voennosluzhashchim-zapasa-zapretiat

Законы, вступающие в силу 17 марта

Поправки в закон о статусе военнослужащих

Для защиты интересов сторон исполнительного производства и повышения эффективности исполнения решений судов изменен порядок наложения денежного взыскания в виде исполнительского сбора.

Так, установлено, что в отношении нескольких должников по солидарному взысканию в пользу одного взыскателя исполнительский сбор взыскивается солидарно в размере 7% от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества, но не менее 1000 рублей с должника-гражданина или должника индивидуального предпринимателя и 10 000 рублей с должника-организации.

Кроме того, исполнительский сбор не взыскивается, если исполнительное производство возбуждено по исполнительным документам в отношении должника-гражданина, проходящего реструктуризацию ипотечного жилищного кредита в соответствии с программами помощи отдельным категориям заёмщиков.

Федеральный закон от 6 марта 2019 года № 23-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»

Установлена административная ответственность за нарушение требований к организации безопасного использования и содержания лифтов, подъёмных платформ для инвалидов, пассажирских конвейеров (движущихся пешеходных дорожек) и эскалаторов, за исключением эскалаторов в метрополитенах.

Федеральный закон от 6 марта 2019 года № 20-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» и статью 54 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»

Изменения, внесенные в действующее законодательство, направлены на упрощение механизма реализации безвозмездно изъятых или конфискованных судов, которые использовались при незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов.

Так, установлено, что действие Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» не распространяется на отношения, возникающие при отчуждении судов, обращённых в собственность государства, а также имущества, образовавшегося в результате их утилизации. Также действие этого закона не распространяется на суда, которые обращены в собственность государства и в отношении которых проводится процедура продажи.

Кроме того, из статьи 54 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» исключаются положения, регулирующие вопросы изъятия судов и орудий незаконной добычи (вылова) водных биоресурсов и распоряжения ими.

Федеральный закон от 6 марта 2019 года № 19-ФЗ «О внесении изменений в статьи 7 и 28.5 Федерального закона «О статусе военнослужащих»

Военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, запрещается размещать в СМИ и в интернете информацию об их служебной деятельности, а также деятельности других военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, органов военного управления, воинских частей. Кроме того, запрещено публиковать сведения,  позволяющие определить их принадлежность к Вооруженным Силам РФ, другим войскам, воинским формированиям и органам.

Военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, при исполнении обязанностей военной службы нельзя иметь при себе электронные приборы и технические средства, которые позволяют через Интернет распространять аудио-, фото-, видеоматериалы и данные геолокации. 

Нарушение установленных запретов относится к грубым дисциплинарным проступкам, за которые военнослужащие несут дисциплинарную ответственность.

Федеральный закон от 6 марта 2019 года № 18-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» по вопросам оказания паллиативной медицинской помощи»

Изменения, вносимые в действующее законодательство, направлены на улучшение качества жизни неизлечимо больных граждан.

Паллиативная медицинская помощь будет включать в себя медицинские вмешательства, направленные на облегчение боли у неизлечимо больных пациентов и других тяжёлых проявлений их заболеваний, меры психологического характера, а также уход.

Такую помощь будут оказывать медицинские работники, прошедшими соответствующее обучение, не только в стационарных и амбулаторных условиях, но и в условиях дневного стационара, а также на дому.

Пациентам будут предоставляться необходимые лекарственные препараты (в том числе наркотические и психотропные) и медицинские изделия, предназначенные для поддержания функций организма человека.

Федеральный закон от 6 марта 2019 года № 15-ФЗ «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Корейской Народно-Демократической Республикой о передаче лиц, осужденных к лишению свободы»

Договор, подписанный в Москве 5 декабря 2017 года, регламентирует российско-корейских отношений в сфере передачи лиц, осуждённых к лишению свободы.

В соответствии с документом, лицо, осуждённое к лишению свободы на территории одной из сторон, может быть передано на территорию другой стороны для отбывания наказания в государстве его гражданства. Установлены условия передачи осуждённых, требования к форме и содержанию запросов о передаче и ответов на них и порядок их исполнения.

Федеральный конституционный закон от 6 марта 2019 года № 1-ФКЗ «О внесении изменения в статью 42 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»

Местом постоянного пребывания судов городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя являются соответственно город Москва, город Санкт-Петербург и город Севастополь. Изменение в федеральный конституционный закон вызвано тем, что в действующей редакции части 4 статьи 42 не указано место постоянного пребывания суда города федерального значения Севастополя.

Федеральный закон от 6 марта 2019 года № 21-ФЗ «О внесении изменения в статью 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Скорректирован порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого с учётом положений Договора государств – участников Содружества Независимых Государств о межгосударственном розыске от 10 декабря 2010 года. Предусмотрена возможность избрания указанной меры пресечения в отсутствие обвиняемого при условии объявления его не только в международный, но и в межгосударственный розыск.

Федеральный закон от 6 марта 2019 года № 14-ФЗ «О ратификации Протокола о внесении изменений в Конвенцию между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Швеции об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы»

Протокол, подписанный в Санкт-Петербурге 24 мая 2018 года, направлен на развитие российско-шведского сотрудничества в области привлечения взаимных инвестиций, а также на создание условий для устранения двойного налогообложения российских и шведских юридических и физических лиц.

Источник: https://www.pnp.ru/politics/zakony-vstupayushhie-v-silu-17-marta.html

Государственная Дума приняла законопроект об ограничении прав военнослужащих на распространение информации

Поправки в закон о статусе военнослужащих

Государственная Дума Совета Федерального Собрания Российской Федерации 19 февраля 2019 года в третьем чтении приняла законопроект № 546450-7 “О внесении изменений в статьи 7 и 285 Федерального закона “О статусе военнослужащих.

Законопроект был внесен Правительством РФ (Минобороны) в сентябре 2018 года и претерпел с тех пор существенные изменения. Ранее мы уже писали о первой редакции проекта нормативного правового акта, которым планируется установить запрет военнослужащим, в том числе бывшим, на распространение информации в СМИ и соцсетях.

Предмет регулирования

Законопроектом предлагается внести изменения в ФЗ “О статусе…”, ограничив право военнослужащих на свободу слова, а также установить ответственность за нарушение соответствующего запрета.

Кто и что подпадет под запрет и ограничение

Запрет распространяется на военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы. Он распространяется на предоставление информации в СМИ и (или ) распространение ее посредством сети “Интернет” (любые сайты, соцсети, мессенджеры и иные онлайн сервисы).

Недопустимым согласно вносимым изменениям  является распространение или предоставление следующей информации:

  • информация, позволяющая определить принадлежность или предназначение военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, к Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам;
  • о других военнослужащих и гражданах, призванных на военные сборы, гражданах, уволенных с военной службы, членах их семей или их родителях, в том числе информацию, позволяющую определить место нахождения указанных лиц в определенный период другим лицам;
  • о своей деятельности или деятельности других военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и граждан, уволенных с военной службы, связанной с исполнением обязанностей военной службы;
  • о деятельности органов военного управления или органов управления другими войсками, воинскими формированиями и органами, о деятельности объединений, соединений, воинских частей и иных организаций, входящих в состав Вооруженных Сил Российской Федерации или других войск, воинских формирований и органов, о деятельности подразделений указанных органов военного управления или органов управления, воинских частей и организаций, в том числе информацию о дислокации или передислокации органов военного управления или органов управления, объединений, соединений, воинских частей, организаций и подразделений, не отнесенную к перечню сведений, составляющих государственную тайну.

Исключения

Запрет не распространяется на военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, в следующих случаях:

  • если распространение или предоставление информации осуществляется в соответствии с другими федеральными законами (например, ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”, “Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг”, “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” и др.);
  • если предоставление информации осуществляется в информационных системах персональных данных (реестр систем и их операторов ведется Роскомнадзором);
  • если распространение или предоставление информации входит в обязанности военнослужащих и осуществляется в порядке, установленном нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти или федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба (имеются в виду прежде всего сотрудники пресс-служб).

Запрет использования персональных электронных устройств

В связи со сложностью выявления и доказывания возможных нарушений Закона предлагается дополнительно установить запрет для военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, иметь при себе любые электронные бытовые изделия (телефоны, планшеты, навигаторы, видеорегистраторы, внешние носители информации и т.д.) с функциями хранения информации или подключения изделия к сети “Интернет”.

Таким образом под запрет подпадают любые личные устройства, с помощью которых может быть распространен  фото, видео, аудиоконтент и данные геолокации.

Указанный запрет распространяется только на период исполнения отдельных обязанностей военной службы: при ведении боевых действий, при несении боевого дежурства (боевой службы), при участии в учениях или походах кораблей, при нахождении на территории воинской части и др. (подпункты “а”, “в”, “г”, “е”, “к”, “о” и “п” пункта 1 статьи 37 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ “О воинской обязанности и военной службе”).

Опять же, запрет не распространяются на военнослужащих в случае, если электронные устройства используются для выполнения своих обязанностей в порядке, установленном ведомственными нормативными правовыми актами.

Ответственность за нарушение Закона

Нарушение устанавливаемых в законопроекте запретов предлагается отнести к грубым дисциплинарным проступкам, за совершение которых к военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, могут быть применены соответствующие дисциплинарные взыскания (в соответствии с Федеральным законом “О статусе военнослужащих” и Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации).

По факту совершения грубого дисциплинарного проступка решение о проведении разбирательства принимает командир воинской части.
Если в ходе разбирательства выяснится, что в действиях военнослужащего усматриваются признаки преступления, то об этом уведомляется военный прокурор, руководитель военного следственного органа Следственного комитета Российской Федерации.

Напомним, что к военнослужащему могут применяться следующие виды дисциплинарных взысканий:

  • выговор;
  • строгий выговор;
  • лишение очередного увольнения из расположения воинской части или с корабля на берег;
  • лишение нагрудного знака отличника;
  • предупреждение о неполном служебном соответствии;
  • снижение в воинской должности;
  • снижение в воинском звании на одну ступень;
  • снижение в воинском звании на одну ступень со снижением в воинской должности;
  • досрочное увольнение с военной службы в связи с невыполнением условий контракта;
  • отчисление из военной образовательной организации;
  • отчисление с военных сборов;
  • дисциплинарный арест.

Источник: https://mlds.ru/zakon/voennaya-ipoteka/2019/rasprostranenie_voennisluzhaschimi_smi_internet_gosduma_02_2019/

Матрос разговаривал в казарме по видеосвязи Как российских военных сажают под арест за смартфоны и фото в соцсетях — Meduza

Поправки в закон о статусе военнослужащих

С марта 2019 года российским военным запрещено пользоваться смартфонами и публиковать в интернете фотографии со службы.

Соответствующие поправки к закону «О статусе военнослужащих» правительство подготовило в сентябре 2018 года, а Госдума и Совет Федерации одобрили их в феврале 2019-го. В марте закон подписал президент России Владимир Путин, и 17 марта он вступил в силу.

Российских военных сразу же начали наказывать за найденные у них смартфоны и фото в социальных сетях: обычно им дают от пяти до 15 суток ареста, выяснила «Медуза», изучив решения военных судов.

Как появился закон о запрете смартфонов в российской армии

В пояснительной записке к поправкам правительство связывало их необходимость с военной операцией в Сирии: еще до того, как Россия в сентябре 2015 года официально объявила о ее начале, расследователи заявляли о присутствии в стране российских военных — в том числе на основании их фотографий из соцсетей. Ранее участники Conflict Intelligence Team и другие независимые расследователи публиковали материалы о том, что Россия воюет на востоке Украины.

Новый закон не только запретил военным и призывникам рассказывать в интернете о своей службе, но и вообще иметь при себе смартфоны, планшеты и другие гаджеты с доступом в интернет и/или возможностью съемки фото и видео. Этот же закон отнес найденные у военных на службе гаджеты к грубым дисциплинарным проступкам, за которые полагается до 30 суток ареста. Отправить под арест может только военный суд.

При этом на мобильные телефоны без камер и интернета закон не распространяется, говорил в феврале первый заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Андрей Красов. В быту военным разрешено пользоваться смартфонами.

Как российских солдат начали отправлять под арест за смартфоны и фотографии

В середине июля 2019 года сразу несколько изданий обратили внимание, что принятием закона дело не ограничилось — аналогичные поправки Минобороны решило внести в дисциплинарный устав Вооруженных сил.

Документ с проектом соответствующего приказа президента РФ был опубликован на портале проектов нормативных актов. По состоянию на 6 августа документ все еще не одобрен.

Будущее принятие поправок в устав многие сочли фактическим началом практики по «приравниванию смартфонов к дедовщине» в российской армии.

На самом деле массово отправлять российских военнослужащих под арест за смартфоны или за публикации в соцсетях начали почти одновременно с принятием закона, свидетельствуют судебные решения, опубликованные на портале ГАС «Правосудие». Военные суды уже приняли десятки решений по таким делам.

Например, 1 апреля, меньше чем через две недели после вступления закона в силу, военнослужащий Андрей Тарханов, находясь на боевом дежурстве «в качестве механика-водителя», опубликовал фотографии «в информационно- телекоммуникационную сеть „Интернет“, социальную сеть Instagram», говорится в решении Саратовского гарнизонного военного суда от 19 апреля. Тарханов получил 15 суток ареста на гауптвахте.

У рядового Андрея Трубачева 20 апреля был обнаружен и изъят «абонентский терминал с расширенными мультимедийными возможностями — iPhone 8, который он использовал с января 2019 г.

в личных нуждах после отбоя», сказано в решении Челябинского военного суда от 17 мая. Трубачев получил пять суток ареста. Матрос Магомед-Хусейн Демельханов 10 апреля разговаривал в казарме «по видеосвязи, используя смартфон».

Севастопольский военный суд 24 апреля счел, что Демельханову будет достаточно одних суток ареста.

Иногда командиры пытаются отправить солдат под арест за смартфоны, найденные еще до вступления закона в силу. Например, у военнослужащего Сергея Черного телефон нашли в январе 2019 года. Он «делал на нем фотографии и записывал видео по месту прохождения военной службы». Уссурийский военный суд отказался арестовывать Черного задним числом — при этом сам военнослужащий признал себя виновным.

Но так бывает не всегда.

Например, военнослужащий Егор Круглов, находясь на боевом дежурстве в декабре 2018 года и апреле 2019 года, взял сотовый телефон у сослуживца, после чего «сделал несколько своих снимков и отправил их своей девушке при помощи социальной сети», говорится в решении Саратовского военного суда от 30 мая (название соцсети в решении не уточняется). Военнослужащий признал себя виновным по обоим эпизодам, включая 2018 год, суд тоже не стал исключать его из решения. Круглов получил 15 суток ареста.

Насколько законны такие аресты, если дисциплинарный устав их пока не предусматривает?

Юрист «Комитета солдатских матерей» Вадим Жернаков сказал «Медузе», что командирам и судам действительно не нужно было дожидаться принятия поправок в дисциплинарный устав.

«Если исходить из принципа главенства нормативной базы, то сначала идет Конституция, потом федеральные законы, потом подзаконные акты, — объясняет юрист. — А поскольку уставы утверждаются указом президента — это подзаконные акты.

Даже если чего-то нет в подзаконном акте — а они меняются медленнее, чем законы — руководствоваться нужно федеральным законодательством».

Источник: https://meduza.io/feature/2019/08/06/matros-razgovarival-v-kazarme-po-videosvyazi

ПраваСвет
Добавить комментарий